Overlord (overlordick) wrote,
Overlord
overlordick

Categories:

Старокалужский тракт - исчезнувшая дорога

                                                                              Когда благому просвещенью
                                                                              Отдвинем более границ
                                                                              Со временем, по расчисленью
                                                                              Философических таблиц,
                                                                              Лет чрез пятьсот, дороги, верно,
                                                                              У нас изменятся безмерно:
                                                                              Шоссе Россию здесь и тут,
                                                                              Соединив, пересекут.
                                                                              Мосты чугунные чрез воды
                                                                              Шагнут широкою дугой,
                                                                              Раздвинем горы, под водой
                                                                              Пророем дерзостные своды,
                                                                              И заведет крещеный мир
                                                                              На каждой станции трактир.
                                                                              А.С. Пушкин


Память имеет свойство стираться. Исчезают и старые дороги с карт, заменяясь многочисленными «новыми». Новая Рижская, новая Павелецкая, новая Симферопольская. На старых - редкие бензоколонки, сомнительные кафе, затёртая разметка да потрескавшийся асфальт – спутники глубинки. Иные же никогда не были асфальтированы: почили ещё до нашей автомобильной цивилизации, не переродившись. В прошлом же их значение не уступало самым именитым магистралям.
Направления нынешних путей не всегда совпадают с существовавшей сетью дорог до массового дорожного строительства конца шестидесятых. Иногда полотно новой дороги шло по трассе грунтовки, иногда покидало её ненадолго, срезая километры, когда-то, по неведомым причинам, сворачивало в сторону. Может, не зря? Цивилизации так нужно!  Иначе, не довелось бы нам увидеть русскую большую дорогу, большак, какой ее видели Пушкин, Гоголь, Васнецов и Левитан. С так присущей каждому русскому тоской, взглянуть на природу и ушедшие сёла, оставившие после себя колокольни – как маяки.
Старую Калужскую дорогу просто так не найдешь. Надо искать ее специально и знать, особые приметы. Вошла в историю Старая Калужская главным образом тем, что по ней начал свое отступление от Москвы Наполеон.
Однако, после знаменитого Тарутинского маневра, французы были вынуждены отвернуть севернее.
Начинается Старая Калужская в Москве у Большого Каменного моста и примерно повторяет направление современного Калужского шоссе. Проходила мимо Беляево, Коньково, Тёплого Стана.
Эти всё названия старых подмосковных деревень. Пробежав со скоростью автомобиля километров шестьдесят, автомагистраль упирается в железную дорогу и делает крюк, чтобы слиться с Варшавским шоссе. Тракт же в этом месте прощается с асфальтом надолго - до самой окраины Калуги. Дорога идет прямо - в направлении деревни Кресты.
Кресты - своеобразная веха на пути к Калуге. В этом кладбищенском названии, на самом деле, нет ничего дурного, ведь ее название означает лишь перекресток больших дорог. Здесь издавна пересекались пути на юг и на запад. Но теперь ветвь по Старой калужской приходит ниоткуда и уходит в никуда. Дальше дороги, в привычном смысле этого слова, нет.

   Как узнать Старую Калужскую в бесчисленном множестве проселков средней полосы России? В конце восемнадцатого века по указу Екатерины Второй вдоль всех больших дорог были высажены березовые аллеи.  Теперь это кажется символичным: роднее и придумать сложно. С дороги не собьешься, и в жару от зноя укрывают, и от снежных заносов дорогу предохраняют. Причем определенного сорта - дуплистые, с изогнутыми, как подсвечники, ветвями и тёмно-зеленой корой. Еще до войны большинство наших дорог охраняли стоящие в два, в три, а то и в четыре ряда рукастые великаны в полтора-два обхвата.  Куда они ушли? От старости, бессильно опустив ветви-канделябры, впрочем, поговаривают, что большинство срубили местные жители.


Из воспоминаний Алексея Греча: «По сторонам дороги на равном расстоянии – пни вековых, еще недавно спиленных берез… Последние остатки дорог- аллей екатерининского времени. Граждане, желая применить к делу свою недавно обретенную свободу, стали вырывать растения на грядах. Так было во Франции в годы революции. А в России в такую же эпоху рубили топором и срезали пилой вековые липы и березы парков, аллей и дорог.
Во время великой отечественной берёзам тоже досталось, ну а после изменилась экологическая ситуация. Вот и остались от четырех стройных рядов по нескольку берез на километр. Впрочем, иногда встречаются сохранившиеся участки – и воображение живо дорисовывает на местности повозки с лошадьми, да бредущих бородатых мужичков в лаптях вдоль тракта.

В этот раз решили идти от Чёрной грязи, участок, что находится за Тарутино – самый труднопроходимый участок, его оставили на потом. Дорога там местами превратилась в болото, заросла по бокам молодыми елками, ольхой. Колея глубже, чем по колено. Кто ее так измордовал? Местные вспоминают: «года до 71-го была езжалая, потом провели здесь танковые учения…»
Как я отметил ранее, точка отсчёта сегодняшнего приключения - село «Черная грязь». Подходящее название. Если встретили на карте такое (кроме шуток)- можете быть уверены, что был здесь когда-то большак и месили эту самую грязь колесами, копытами, сапогами и лаптями в осеннюю и весеннюю распутицу
каждый день  сотни людей. Теперь никого не видать. Вспоминает дедушка Михаил
из села Никольское : «Когда последний раз ездили? Немец на Москву прошел. Пушки
к танкам прицепили и пошли!»  Полигон какой-то получается.

Заболтались мы с вами, вот и время первой остановки - Церковь николая чудотворца в селе Никольское. Так заросла, что заметили только подъехав практически вплотную. Построена между 1701 и 1747 годами. Внутри нас ожидало несколько открытий. Живая роспись на стенах, кое-где с позолотой. Обильная лепнина, что выдало в ней доклассическую эпоху. Остатки замка. Купол обвалился, своды колокольни и ритвора ещё держат, чую, не на долго. Привлекает внимание кованный козырёк над входом. Иконы сначала перевезли  в Башмаковку, а теперь и там гуляет ветер, не торопим события, о ней дальше.








Уже середина октября, но купол неба по-летнему прозрачен, редкие облака будто приклеены к небосводу и не торопятся проплывать над лесом. Листья на березах пожелтели и готовятся отправиться в свой первый и заключительный полёт. Старая Калужская дорога прожила еще один год, время готовится к зиме. Скоро наступит минута, когда посление её стражи окончат свое земное существование. Весной на ветках  уже не появятся нежные зеленые листочки, так привыкшие  делать это за две сотни лет. Скоро стариков повалит ветер, как других собратьев, причудливыми раскоряками лежащих вдоль полотна умершей дороги. Упавшие деревья здесь больше не убирают: кому они здесь не мешают? Все меньше остается тех, которые стоят, цепляясь корнями, далеко протянувшимися под дорогой, с которой связана вся их жизнь; обязанных ей даже своим рождением. Они знают, что доживают последние годы и готовы принять смерть, не склонившись. Березы умирают стоя.  А новые деревья уже не рвутся в стройный ряд и уверенно наступают надорогу, там и тут сужая её.



А у нас привал. Сворачиваем по старой колее, затем по перелеску в сторону озера, на удачу. И вот они два часа безделья и чревоугодничества. День нынче короток, усилием воли сворачиваем бивуак и двигаем дальше.






Большое село Недельное. Отсюда до Калуги километров 70. Когда-то деревень на тракте было много, теперь – просто урочища. Исчезли они, в основном, за последние лет тридцать.
Впереди появляется Покровская церковь - стройные классические линии, монументальность и торжественность, что верно соответствует стилю ампир. Пришёл он, как ни странно, из наполеоновской Франции и стал необычайно популярным в России в самом начале ХІХ века. Выстроена церковь была в 1804 году, а менее, чем через полтораста лет,  4 июля 1938 г. по приговору тройки УНКВД был расстрелян последний настоятель храма - священник Иоанн Лебедев, и с того времени храм не действовал, в здании был устроен склад. К середине девяностых храм порос деревьями и травой, штукатурка полностью обсыпалась, но сейчас блестает куполами! Вот так новая жизнь просекой врезалается в калужский тракт - Храм был восстановлен.

Здесь оставляю старое фото, дабы напомнить об одной из войн, которую пережила эта старая дорога.


Следующий пункт – Казариново. Церковь здесь совсем заросла. Здание было построена в 1903-1904 годах в стиле эклектики с трапезной и трехъярусной колкольней. Дата постройки церкви, кстати, написана над входом. Деньги на постройку дали несколько богатых прихожан. Кроме основного престола - Никиты Мученика, были приделы великомученицы Варвары и Тихона Калужского. Характерно, что при Петре I Никиту Мученика, как святого, не очень «жаловали». Сейчас храм заброшен, и скорее напоминает ротонду, чем церковь – стены словно испарились. Но нет, это обычная история - в 1934 году церковь закрыли и стали активно разбирать на кирпичи. Внутри церковь отличалась множественной росписью. Кое-где она проглядывает и поныне. Кто-то из местных хвастался, что у них гаражи из «церковного» кирпича.




А дальше, дальше привычное запустение.
Семендяево – молча проезжаем мимо покосившихся избушек, где-то есть люди. Что они здесь делают?
Якимовка. Здесь вообще только два двора.



Почти на всём протяжении, тракт являет собой широкую незарастающую просеку. Сбиться с пути трудно, хотя столько лет дорогой не пользуются, видать, сильно утоптали грунт за столетия, в бытность Старой Калужской главной дорогой, шедшей на юг.
Кое-где дорога все же подзаросла и сузилась, березок не видно. Навигатор отказывается подгружать карту, дорожки стали расходиться и сходиться, где там тракт, уже сложно и разобрать, никак леший решил запутать? Отслеживаем её по самым верным спутникам - придорожным канавам. Бегут они вместе с ней верста за верстой на четком расстоянии друг от друга – 10 саженей. Так было установлено проводившимся при той же Екатерине Великой Генеральным межеванием. – не дай бог угодить в такую канаву на авто.
Иногда болотца выползают на дорогу в низинах, благо спасительная гать изредка кем-то перекладывается.



Поднимаю глаза от карты и мы выезжаем на поляну, где расположилась живописная церковь опять же в честь Николая Чудотворца, что в селе Башмаково.
По рассказу местного жителя, в 60х годах церковь закрыли, утварь вывезли в Ивановскую церковь. После, председатель колхоза организовал в этой церкви сушилку для зерна. Сушилка работала, двигатели гудели, от высокой влажности и температуры не выдержали своды и обвалились. С тех пор церковь заброшена, стоит разрушаясь от времени. На полу ещё видна метлахская плитка. Очень она мне напомнила церковь Знамение, что в урочище Тёплое. О ней можете прочитать здесь.





В последних лучах заходящего солнца делаем остановку у брошенного дома, захожу, внутри старые телевизор, печь, да простенькая мебель, пыль, пыль.




Быстро темнеет, Впереди Калуга, а над растущий месяц. Мир вокруг сжимается до размеров пространства, выхватываемого светом фар. В низинах поселяется туман, летучие мыши - хозяева старых колоколен, выходят на охоту. Лес оживает, мы зеваем, пьём кофе и продолжаем движение.



От прудков делаем отворот направо, на Усадьбу Дольское. Усадьба была основана помещиком Г.И.Белкиным, и с середины 17-го века и до середины 19-го она принадлежала его роду. Затем перешла во владение к А.А.Храповицкому, последней владелицей была его дочь.
Сквозь заросшую кулису парка виден руинированный усадебный дом конца XVIII века и один из сохранившихся парных флигелей начала XIX века. Тёмный парк с толстенными раскидистыми деревьями демонстрирует нестройные аллейные посадки и запущенные пруды. Вот каламбур, некогда нарочитая запущенность присущая английским парком стала теперь запущенностью подлинной..



Но Дольское, в первую очередь, знаменито тем что здесь родился великий русский архитектор В.И.Баженов. Да, он самый, чьи постройки в Царицино так бесцеремонно велела разрушить императрица! О нём ходят легенды, не смотря на то, что авторстов его не установлено ни для одного сущестующенго по нене дома. Но один из самых известных – дом Пашкова.



Успенская церковь 1736 года в стиле барокко и отдельностоящая колокольня 1824г. постройки  достойны украсить улицы Петербурга, но сейчас лишь покасившееся строительные леса опутывают некогда оштукатуренные стены, не оставляя никакой надежды. Несмотря на это, в колокольне стоят скромные иконы, принесённые местными жителями, а над иконами млечный путь - не аллегория, это лишь свод начал обрушаться..



Уже в полной темноте въезжаем в Гурьево, интересует нас местная сельскохозяйственная школа, основанная отставным генералом, в то время уже помещиком - Гурьевым Семёном Александровичем. Умер он в 1891 году и завещал свой капитал и имение государству с тем, дабы средства его были использованы с целью создания школы для крестьянских детей, в которой готовились бы управляющие частных помещичьих имений и иные служащие сельскохозяйственной сферы.
Внушительное здание о двух этажах, с хозяйственными помещениями под крышей, читай третьим этажом и подвалами. Перед школой – красноармейцы, это памятник павшим в великую отечественную. Стоит упомянуть, что В 1941 году, по Старой калужской дороге на Москву наступали части вермахта, многие деревни вдоль дороги были полностью сожжены и покинуты.
Одно крыло – руина, в остальных мусор. Внезапно выходим в парадную залу, облитую зелёной советской краской. Облупившись, она приоткрывает нам ретроспективу убранства. Резной коньковый потолок дополняет картину.



Сворачиваем на поле, перелесок, и перед нами вырастает колокольня в три яруса – здесь некогда находилось село Никола-Дол, ныне просто урочище. Саму Церковь взорвали, выстояла колокольня.  Памятники с дореформенной орфографией разбросаны вокруг, будто невиданный великан захотел их унести, да вдруг передумал. На месте барского дома – сухая трава в человеческий рост. Замечаю странную насыпь — это всё, что осталось от основного объёма церкви. А ведь место отмечено династией Романовых, известно, что в 1817 г. император Александр 1 прислал в дар 1000 рублей на благо церкви в помощь в восстановлении после наполеоновского нашествия, видимо.
Эх, Россия-матушка…





Начинается бетонка, затем асфальт.



Следы Тракта растворяются в пыльных окраинах, гаражах и заборах. А когда-то при въезде в город стояли Московские ворота, выстроенные к визиту Екатерины. Березовая аллея от самой Калужской заставы Москвы доходила прямо до них... Парадный въезд в город давно перенесен на другую улицу. И даже само название «Московская» теперь носит дорога из Малоярославца. Так ездили уже в прошлом веке. Въезд по Старой Калужской, впрочем, несёт отголоски прошлого -  теперь это улица Тарутинская, а на Тарутино, как вы уже знаете, не так легко добраться. Зато это самый прямой путь к центру. Заселяемся в отель, подкрепившись предпринимаем вялую попытку пройтись по центру - особняки, кованые ворота, львы, каменные тумбы, внушительные церкви эпохи ампира. На части улиц, лишь кричаще яркие вывески известных сетевых продуктовых, способны напомнить, что за на дворе 2018 год. Такая атмосфера не везде, время привнесло в Калугу немало, и немало из нее унесло..

Tags: Заброшенное, Старокалужский тракт, Усадьба, Церковь
Subscribe

Posts from This Journal “Заброшенное” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments